free web hosting | website hosting | Business WebSite Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
неофициальный сайт южно-курильска


пресса о нас гостевая книга карта района фото на главную

по материалам сайта www.zel.ru"
Кажется, бог затеял в этих местах что-то вроде экспериментальной лаборатории, такое здесь неистовое буйство разных форм и видов жизни, такое немыслимое разнообразие пейзажей на крошечном, в сущности, пространстве. На этих островах даже вполне банальные травки, деревья или птицы приобретают совершенно необычный облик: лопухи вымахивают в человеческий рост, березки пускают по два-три тоненьких кривых ствола из одного корня, решительно опровергая стереотип "стройная как березка", а вороны все иссиня-черного цвета с внушительными горбатыми клювами, как у попугаев. Поднимаешься на пригорок и видишь типичный северный пейзаж: тут и там кедровый стланик да редко стоящие ели. Только под ногами при этом не мох, а бамбук. А через несколько шагов можешь попасть в джунгли: густой широколиственный лес, какие-то лианы свисают. И тут же рядом - скалы, и океан шумит. Когда среди этого великолепия набредаешь на следы жизнедеятельности человека, испытываешь шок почти такой же силы, как от соприкосновения с курильской природой: "И зачем господу понадобилось это омерзительное создание?" Насквозь проржавевшая бронетехника валяется где попало и как попало, прогнившие ничейные шхуны у пирса, здания, разрушенные землетрясением, не восстановленные, но и не снесенные, торчат себе без окон и дверей. Да и жилые дома имеют вид крайне несимпатичный: эдакие бараки-времянки, обтрепанные и неопрятные. И всюду мусор. В поселках, на берегу, в самых красивых бухтах - окурки, битые бутылки, консервные банки. В России почти везде так, но почему-то именно на Курилах это выглядит прямо-таки кощунством. Коли ты равнодушен к красоте, зачем здесь живешь? А коли неравнодушен - зачем гадишь? На Шикотане довелось наблюдать встречу местных пограничников с японцами, которые приехали на старое кладбище, поклониться родным могилам. Задача пограничников была предельно проста: сосчитать приехавших и удостовериться, что уехало столько же. Однако в действительности для ребят с заставы это отличный повод расслабиться, устроить себе маленький пикничок в живописном месте. Так что отправились встречать гостей загодя, накануне вечером, большой дружной компанией, еще и "краснопогонников" с собой прихватили (так на островах называют военных, которых, в отличие от пограничников, местные жители почему-то не жалуют и считают, что основное загрязнение окружающей среды происходит именно от них). Наловили креветок (здешние креветки называются чулимами), горбуши, и, пока японцы молились на своем кладбище, начали на бережку закусывать. Валерий, представитель районной администрации, который работает с японцами уже несколько лет, попробовал было товарищей усовестить: "Давайте огрызки в одну кучу складывать, а то перед японцами неловко", но тщетно. Зато тема японской чистоплотности была охотно подхвачена. Местные жители, включая пограничников и армейских, практически все хоть по разу, да побывали в Японии и составили о ней собственное мнение: "Да уж, японцы объедки под себя не бросают". Нам с коллегой, в Японии никогда не бывавшим, с энтузиазмом сразу на несколько голосов рассказывают, что японцы носят с собой карманные пепельницы, в которые стряхивают пепел, дабы не мусорить на улицах. "А я, - вставляет начальник погранзаставы, симпатичный, вполне цивилизованного вида мужик, - я нарочно бросал окурок на землю и ногой растирал. Они на меня со всех сторон таращились, но слова не говорили. Что я, в самом деле, извращенец, пепельницу в кармане носить?" - "Да уж, такие мы есть, - философически заметил Валерий. - Нас не переделать". Вернулись на берег японцы - наши тотчас принялись потчевать их чулимчиками и ухой. Те заулыбались, закланялись благодарно, приняли угощение и сунулись было присесть рядом с нашими на травку. До сих пор перед глазами стоит застывшее на миг лицо японца, когда он увидел, что зеленый холмик, на который он вознамерился усесться, весь усеян креветочными панцирями. Впрочем, он тотчас снова заулыбался, отошел и ел, как и другие его соотечественники, стоя на берегу, лицом к морю. Потом настал черед японцев угощать наших. Откуда ни возьмись появился огромный мягкий полиэтилен, который служил скатертью (не без труда нашли еще не замусоренное место), достали пластиковые контейнеры, в которых лежала японская снедь, выложили на скатерть. Переводчик пригласил всех к столу и, немного смущаясь, добавил, что по японскому обычаю надо бы снять обувь. После еды японцы вынули огромные пластиковые пакеты и стали собирать в них мусор. Подходили и к нашим, улыбаясь и кланяясь, подставляли пакеты - кидай, мол, туда. Видела, как один наш солдатик растерянно улыбнулся в ответ... и все-таки бросил банку из-под пива мимо пакета, на землю. И впрямь "не переделаешь"? Мы и они Пока наши дискутировали про японские пепельницы, японцы бродили по заросшему травой по пояс кладбищу и аккуратно прощупывали землю стеками, пытаясь найти надгробия. Один старик с каким-то застывшим выражением лица так весь день и пробродил, и не нашел могилу, что искал. Потом быстренько, кто механической косилкой, а кто и просто маленькими косами, выкашивали траву и кое-как подправляли покосившиеся надгробия. "Что же мы за люди, - спросила я, вернувшись к нашим воякам, - что не можем людские могилы обиходить?" - "А ты на наше кладбище загляни, - меланхолически ответили мне. - Там ничуть не лучше". Японцы и Япония присутствуют в жизни Южных Курил постоянно. Безвизовые обмены (детские, молодежные, семейные, специалистов и проч.) предполагают обмен равновеликими делегациями. Но в Японии живет около 120 млн. человек, а на Кунашире да Шикотане - 8 тысяч. При этом японцы оплачивают поездки и своих, и российских групп. Так что возможность на халяву прокатиться есть у всех. Да и принимать японских гостей приходится то и дело. Редкий житель Шикотана или Кунашира, вспоминая землетрясение, не добавит: "Японцы первыми нам помогли, когда Москва еще и не чухнулась", и тут же расскажет, что уйму японской гуманитарки, разумеется, разворовали местные власти. На Шикотане непременно покажут построенную японцами электростанцию: "Из-за нее мы в Крабозаводске зимой не околели: и свет бывал, и тепло, а в Малокурильске (на Шикотане всего два поселка) вообще подыхали". Начальник этой станции рассказывал, что первое время удавалось выпрашивать у японцев и гуманитарное топливо для станции - а то, дескать, будет она зря простаивать. "Пока гуманитарное топливо давали, все было отлично. Потом стали наше из области завозить, так оно водой разбавленное. А японская станция на разбавленном работать не хочет. Пришлось нам сепаратор поставить. Японцы приезжают, никак в толк не могут взять: зачем на электростанции сепаратор?" Сейчас строят такую же гуманитарную электростанцию на Кунашире, в Южно-Курильске. Строят японские рабочие, которые живут при этом в море, на судне. Утром причаливает катер, они сходят на берег, кажется, совершенно одинаковые: в форме, касках, спасжилетах, которые тут же по прибытии на берег аккуратно снимают и складывают в малюсенькие свертки - и, вытянувшись муравьиной цепочкой, отправляются на работу. Вечером так же возвращаются. Специально построили пирс, чтобы не причаливать к гнилому, полуразвалившемуся. Проложили и заасфальтировали дорогу от пирса к месту стройки: не возить же материалы по местным колдобинам. И дорогой, и пирсом, естественно, пользуются не только японцы.

Если вы считаете, что информация устарела или неактуальна сообщите нам.

на главную страницу